Женское лицо Победы

Орлова Евдокия Андреевна

Орлова Евдокия Андреевна родилась в деревне Новочемоданово. Когда началась война, Евдокии Андреевне было 16 лет. Она приписала себе 2 года и ушла на трудовой фронт. Там она вместе с другими женщинами рыла окопы, пилила деревья, таскала их. Устраивали немцам ловушки, рыли ямы и закрывали их плетенными щитами. Стоя по пояс в воде, они делали переправы через реки. Кормили плохо и мало. Бывало, после того как немцы отступали, после них оставались убитые лошади. Чтобы не умереть с голоду, им приходилось их есть. Евдокии Андреевне приходилось пахать на быках, сеять, молотить вручную. Хлеб нужен был фронту. И фронт получал хлеб.

 

 

Бирчикова Полина Абрамовна

Полина Абрамовна родилась в деревне Новочемоданово в 1920 году. Детство прошло здесь же. В 1940 году закончила курсы комбайнеров. Комбайнеров было мало, бывало один комбайн на два-три колхоза. Полин Абрамовна рассказывает:

— «Мне достался не новый комбайн. До меня на нем работал один мужчина. Комбайн назывался «Коммунар». Этот комбайн был прицепной, впереди ехал трактор, тащил комбайн, а сзади два человека собирали солому в телегу. В настоящее время труд комбайнеров стал более легким. Появились всевозможные удобства. Раньше комбайнеру приходилось работать стоя, причем одной рукой регулировать высоту жатки, а другой — обороты двигателя. Кабины совсем не было. Культиваторов не было. Поле в сплошных кочках. Впереди трактор пылит, ревет, да от комбайна пыль и шум. Очень трудно было. Когда началась война, работать пришлось больше. Мужиков практически не было. Все свалилось на женщин. Сегодня смотришь, с каким настроение люди работают. Плакать хочется. Мы работали охотно, дружно, потому что знали, что идет война, мужики воюют. Да и вера сильная была. Вера в победу… Время было тяжелое. С поля домой никто не уходил. Спали в соломе по три часа. А днем приходилось еще труднее. Зерно отвозили на лошадях, а лошади не стоят- овод кусает. Солнце палит. Механизмы у комбайнов были не совсем совершенны. Очень часто комбайн забивался. Приходилось останавливаться, прочищать. Залезешь внутрь комбайна, а там дышать нечем. Кругом пыль, запах чеснока нос щекочет. Чеснок раньше в больших количествах рос на полях. От пыли все тело чешется, но бывало работаешь, а сама кругом смотришь. Как бы не сказали, что плохо работаешь. Много раз мой комбайн загорался, но все обошлось, потушили.

Один раз в Журавинках молотили рожь. Надо сказать, что рожь уродилась на славу. Колос большой и полный. Стебель высокий. Но зерно давалось с трудом. То и дело останавливались, комбайн забивался. Мотор так нагрелся, что произошло самовозгорание. Главное успеть потушить вовремя, не дать перегореть прокладкам в моторе, иначе может вспыхнуть бензин. Комбайны, надо сказать работали в то время на бензине. Кое-как с помощью помощника-штурвального огнетушителем сбили огонь. Тут подбежали люди и я потеряла сознание… Очнулась на краю поля. Все меня тормошат, приводят в чувство. Огонь не причинил сильного вреда комбайну. Уже к вечеру я продолжала работу. Все работы по ремонту производила сама. Сварки в то время не было. С помощью заклепок и болтов соединялись металлические детали. Сама на болтах резьбу нарезала. Один раз ходила за горючим из Гагарина в Новочемоданово. Два ведра в руках, на плечах запасные цепи к комбайну. Ничего, дошла, потому что знала- надо. Бывало по три ночи не спала. Уполномоченный с района не отходил от поля. Но все мы работали с такой верой в победу, что за нами не надо было смотреть.

Война принесла много горя. В нашей деревне было более 70 домов. И почти в каждом доме кого-то не дожидались. Кто-то погиб, кто-то пропал без вести. Никогда не забуду тот день, когда закончилась война. Почтальонша, дежурившая ночью на почте, случайно услышала разговор с Чаплыгиным по телефону. И весть мгновенно разнеслась по деревне. Уже в 5 часов утра вся деревня была в правлении колхоза. Все были счастливы. Привезли две бочки вина. Всюду слышался смех. Ну а потом жизнь стала понемногу налаживаться. Стали приходить с фронта мужики. На комбайне «Коммунар » я отработала 12 лет, затем был комбайн «Сталинец». В общем, я отработала на комбайне 14 лет. И очень тяжело видеть, когда кто-то бросает хлеб. Однажды я увидела такую сцену… Был 37 год. Везде царил голод. Люди умирали. В поселке я увидела дедушку, который лежал у дороги и просил дать ему хлеба. Рядом стояла старушка-жена. Естественно дать хлеба никто не мог, потому что его не было. И вот какая-то женщина принесла ему картофельную лепешку. Он взял ее, поднес ко рту и умер…Старушка попросила: «Возьмите лепешку и дайте мне…Я тоже есть хочу…» Вот так с одной стороны тяжело, а с другой – жили мы уверенно и вдохновенно». (из воспоминаний)

Майорова Александра Семеновна

Александра  Семеновна родилась в деревне Новочемоданово. 47 лет проработала она санитаркой в сельском медпункте. А трудиться начала еще будучи подростком, ведь шла Великая Отечественная Война. Оставшимся в селе женщинам и старикам приходилось очень тяжело. После дневного приема больных и подворного обхода, санитарка и фельдшер возвращались в медпункт, чтобы сделать соответствующие записи. Работы у сельских медиков хватало, потому что несоблюдение самых обычных гигиенических требований приводило к различным заболеваниям. У многих крестьян не было в доме мыла, и редко у кого тогда не водились вши. Несколько человек болели тифом и дифтерией. Чтобы эти заболевания не распространялись, всему населению, независимо от возраста, делали прививки. Во многих домах приходилось делать дезинфекцию: голову и белье обрабатывали специальным раствором, постельное белье и одежду проглаживали утюгом. Не в каждом доме имелся утюг. У Александры Семеновны он был. Насыпала она в него раскаленных углей и гладила все имеющееся белье в доме больного.

Были случаи, когда фельдшеру на несколько дней приходилось уезжать в Чаплыгин. И санитарка выполняла многие обязанности. Делала перевязки, знала, кому какие лекарства нужны, вела учет больных. За день иногда уставала так, что не было сил добраться до дома. Ведь обслуживать приходилось Митягино, Озерки, и Новочемоданово. Один обход чего только стоил.

После напряженного трудового дня Александра Семеновна устраивала себе передышку перед ночной работой. Было лето 42-года. В уборочную страду люди работали круглосуточно. Старались сполна убрать урожай и отправить на фронт как можно больше хлеба. Вечером собирались у колхозной конторы. Скошенные вручную днем хлеба нужно было убирать. Вместе с другими Александра Семеновна на телеге возила снопы на колхозный ток. Здесь зерно обмолачивали цепами вручную. Когда лошадей забрали на фронт, женщины и девушки носили снопы с поля на ток на спине. Несколько часов отдыха утром — и снова в медпункт. И так до тех пор, пока н заканчивались полевые работы.

После войны Александра Семеновна по-прежнему работала санитаркой. С фронта возвратились уцелевшие мужчины, почти все они имели ранения и контузии. Всем им оказывалась медицинская помощь. А.С. Майорова не боялась никакой работы. Выполняла все указания фельдшера и просьбы односельчан.

Бирчикова Мария Моисеевна

Мария  Моисеевнародилась в деревне Новочемоданово.  В своем небольшом уютном домике Мария Моисеевна жила одна. С супругом Василием Тимофеевичем Бирчиковым прожила не долго. В декабре 39-го года его призвали на финскую войну. В следующем году муж вернулся домой живой и невредимый. По вечерам рассказывал жене и двум дочуркам о том, как трудно было на фронте красноармейцам, потому что боевые действия проходили на озерно-лесистой местности в суровых зимних условиях.

Жили Бирчиковы дружно. Работали в колхозе, имели подсобное хозяйство. Но недолго продолжалось семейное счастье. Вместе с другими односельчанами В.Т.Бирчикова призвали на фронт в первые дни войны. Не знала тогда Мария, что прощается с мужем навсегда, как не знала и том, что бьется под ее сердцем сын, наречет которого именем, данным отцом в письме.

Жила М.М, Бирчикова так же, как и другие односельчане, трудно. Когда родился Анатолий, жить стал еще труднее. Но как вспоминает Мария Моисеевна, молоко и картошка на столе были всегда.

С мужем так и не встретились. В 44 году получила треугольник с незнакомым почерком. В письме сообщалось, что ее муж геройски погиб при освобождении от врага Эстонии. И запылало сердце материнское от боли, от страха, за детей-сирот. Знала Мария, что не одна она осталась вдовой, тем и успокаивала себя длинными, бессонными ночами. В память о муже поклялась себе, во что бы то ни стало, поднимет детей на ноги, чтобы по большой дороге жизни пошли они смело.

Не расскажешь обо всех горестях и невзгодах, которые пришлось испытать солдатской вдове. Чтобы содержать семью, приходилось много работать. И работала. Сначала дояркой, затем телятницей, сеяльщицей, помощницей тракториста, свекловичницей. И детей приучила к труду. Основная тяжесть домашних забот была возложена на их плечи.

Закончилась война. Один за другим возвращались мужчины с фронта. Иногда Мария выходила на край села, долго всматривалась вдаль, ждала и надеялась: не вернется ли ее муж?

Дети жалели мать. Они видели, как тяжело живется ее семье. Хотя Мария и работала в колхозе, но времена были тогда трудные. Помогать сиротам да вдовам было не кому.

В послевоенные годы поднимали пришедшее в упадок хозяйство.

Версия для слабовидящих

Социальные сети

Instagram

Женское лицо Победы

9 мая

9 мая

Портал государственных услуг Российской Федерации

Госуслуги

Памятные даты военной истории России

Статистика посещений

Яндекс.Метрика