Образ Л.Н. Толстого и его героев в живописи. (Литературный вернисаж)

Ведущий:

Среди классиков мировой литературы имя Льва Тол­стого занимает одно из первых мест. Это имя не только великого писателя, но и очень большого человека, чья жизнь служит «неподражаемым примером нравственного благородства, мужества, великодушия» (А. Франс).

Лев Николаевич Толстой родился 9 сентября (28 авгу­ста) 1828 года в имении своей матери «Ясная Поляна» бывшей Тульской губернии. Там прошла большая часть его жизни. Учился Толстой в Казанском университете. Первое его произведение «Детство» было написано на Кавказе, где он служил в артиллерийских войсках. Это и последующие сочинения писателя «Рубка леса», «Набег» сделали имя автора известным.

Ведущий:

Время, проведенное на Кавказе, Толстой всегда счи­тал самым счастливым, самым важным для развития своего ума, таланта, характера. Кавказские повести Толстого «Казаки», «Хаджи-Му­рат» вдохновили художника Е. Е. Лансере на создание се­рии иллюстраций к этим произведениям. Лансере совершил многочисленные поездки на Кавказ, стремясь как можно полнее ознакомиться с бытом, нравами горцев и казаков. Им было сделано огромное количество живописных работ, рисунков, этюдов с натуры, запечатлевших типы жите­лей, своеобразие местности, оружие, костюмы, детали об­становки. Работа с натуры помогла художнику достоверно с точки зрения исторической и психологической воспроиз­вести образы действующих лиц. Иллюстрации Лансере ор­ганически связаны с текстом произведений, образуют с ними единое целое.

Ведущий:

Из иллюстраций к «Казакам» нельзя не отметить также интересные работы художников М. В. Нестерова и А. А. Пластова. В 1855 году Толстой покидает Кавказ. Крымская война привела его в Севастополь, где он сражался в самом опасном месте — на знаменитом четвертом бастионе. Впе­чатления от героической обороны Севастополя нашли от­ражение в «Севастопольских рассказах», которыми зачиты­валась в то время вся Россия.

Событиям Севастопольской обороны, описанным в рас­сказах Л. Н. Толстого, посвящали свои работы многие ху­дожники. Хорошо почувствовал особенности изображения этой войны Толстым советский художник А. В. Кокорин. Следуя Толстому, он показывает войну в ее настоящем ви­де: «не в правильном, красивом и блестящем строе с музы­кой и барабанным боем, с развевающимися знаменами и гарцующими генералами, а… — в крови, в страдании, в смерти». Рисунки Кокорина пластически верно выражают дух рассказов Толстого, в которых впервые в русской ли­тературе с такой яркой убедительностью была рассказана правда о войне.

Ведущий:

В 1856 году Толстой уходит в отставку, уезжает в свое родовое имение «Ясная Поляна», где и живет почти без­выездно долгие годы. С 1882 года семья Толстых проводит зимы в Москве, что позволяет писателю, хорошо изучив­шему жизнь деревни, познакомиться и с контрастами жиз­ни большого города.

Гениальный творческий дар, разносторонняя образо­ванность, прекрасное знание жизни представителей самых разных социальных слоев русского общества позволили Толстому создать такие шедевры литературы, как «Война и мир», «Анна Каренина», «Воскресение», многочислен­ные рассказы, повести, пьесы. Эти произведения, подни­мавшие важные проблемы современности, принесли авто­ру мировую известность.

Ведущий:

Более ста лет назад были выполнены первые иллюстра­ции к произведениям Л. Н. Толстого. Наибольший интерес представляют серии рисунков М. С. Башилова к «Войне и миру» и Л. О. Пастернака к «Воскресению». Они были сделаны по просьбе самого Толстого и получили его высо­кую оценку. Несколько позже Пастернак иллюстрировал и первый роман писателя «Война и мир». Глубокое про­никновение в дух эпохи, в стиль романа Толстого, тонкий психологизм отличают его работы.

Интересна трактовка произведений Толстого советски­ми художниками Д. А. Шмариновым, К. И. Рудаковым, Н. И. Пискаревым, О. Г. Верейским. Связанные с конкрет­ным содержанием литературных образов, их иллюстрации, яркие, значительные, социально-насыщенные, приобре­тают обобщенный характер, раскрывая содержание романов и мироощущение самих художников. Несомненно, что будущие иллюстраторы Толстого, используя новые до­стижения живописи и графики, дадут новое истолкование прозы писателя, найдут свои художественные решения.

Ведущий:

«В искусстве слова первый — Толстой», — отмечал А. М. Горький. Однако, Толстой не ограничивался литера­турной деятельностью.

На протяжении всей своей жизни он искал дела, прак­тически необходимого народу. В 1860-е годы Толстой от­крыл в Ясной Поляне школу, издавал педагогический журнал «Ясная Поляна»; после отмены крепостного права занимал должность мирового посредника, разрешая тяж­бы между помещиками и крестьянами в пользу последних. В 1880-е годы писатель деятельно помогал издательству «Посредник», выпускавшему для народа недорогие книги и «картины».

Для «Посредника» Толстым были написаны народные рассказы. К работе издательства Толстой привлек много выдающихся писателей, художников, общественных дея­телей, широкие круги интеллигенции. В 1890-е годы Тол­стой выезжал в голодавшие губернии, открывал там бес­платные столовые, выступал со статьями о мерах борьбы с голодом.

И общественная и литературная деятельность Толсто­го получила мировое признание. Ясная Поляна и Хамов­ники, где проживал Толстой в Москве, стали местом паломничества людей из разных уголков России и из дру­гих стран. «Весь мир, вся земля смотрят на него, — писал А. М. Горький, — отовсюду к нему протянуты живые, трепетные нити».

Ведущий:

«В Ясной Поляне, — вспоминал художник М. В. Нестеров, — все клокотало около Льва Толстого — он собой, своим духов­ным богатством, помимо волн, озарял всех, кто соприка­сался с ним».

В доме Толстого бывали известные писатели И. С. Тур­генев, А. А. Фет,                          Н. С. Лесков, А. П. Чехов. В. Г. Коро­ленко, А. М. Горький; художники И. Н. Крамской,   И. Е. Репин, Н. Н. Ге, М. В. Нестеров, Л. О. Пастернак; композиторы С. И. Танеев, А. С. Аренский, Н. А. Римский-Корсаков, скульпторы, общественные деятели, крестьяне, рабочие, студенты.

Ведущий:

Жизнь и творчество Толстого удивительно многогран­ны. «Толстой — это целый мир», — утверждал А. М. Горь­кий. Войти в этот мир помогают, прежде всего, произведе­ния самого Толстого. «Мое писание, — говорил он, — весь я». Художественные произведения, принесшие ему миро­вую славу, дневники — исповедь умнейшего человека России, письма — все это дает возможность хорошо изу­чить Толстого как писателя, человека, мыслителя. Эта возможность расширяется благодаря наличию обширной мемуарной литературы о Толстом, его друзьях, родных, близких. Нам, потомкам, осталось много книг — книг Толстого, книг о Толстом. Живая жизнь — в слове. Ка­жется, достаточно. Но все-таки остается вопрос: а каков же Толстой, не вместившийся в книги? Толстой Крамско­го, Ге, Репина, Пастернака…

Ведущий:

«Никакая книга, ни описание, ничто другое не может рассказать так цельно о человеческой физиономии, как ее изображение». Это слова выдающегося русского ху­дожника И. Н. Крамского, который в 1873 году создал первый живописный портрет Льва Николаевича Толстого. Этот портрет и поныне считается одним из лучших изоб­ражений писателя.

В. В. Стасов писал о нем: «Все те высокие и своеоб­разные элементы, которые образуют личность гр. Толсто­го: оригинальность, глубина ума, феноменальная сила творческого дара, доброта, простота, непреклонность во­ли — все это с великим талантом нарисовано Крамским на лице гр. Толстого».

Портрет был заказан Крамскому П. М. Третьяковым для своей галереи в 1869 году. Толстой отказался позиро­вать. Уговорить Толстого «снять с него портрет» Крамско­му удалось лишь через четыре года. Художник так вспо­минал об этом в письме к Третьякову: «Разговор наш продолжался два часа, четыре раза я возвращался к порт­рету, и все безуспешно. Никакие просьбы и аргументы на него не действовали… Одним из последних аргументов с моей стороны был следующий: «Но ведь портрет Ваш должен быть и будет  в   галерее? — «Как  так?» — «Очень просто. Я, разумеется, его не напишу, и никто из моих сверстников, но лет через 30, 40, 50, он будет написан, и тогда останется только пожалеть, чти портрет не был сделан своевременно».

 

Ведущий:

Крамской писал по уговору с Толстым одновременно два портрета. Один — для Третьякова (он и сейчас в га­лерее его имени), другой — для семьи Л. Н. Толстого (сей­час он висит в яснополянском доме писателя). «Оба порт­рета, — отмечала жена писателя      С. А. Толстая — замеча­тельно похожи, смотреть страшно даже». В 1904 году                    С. А. Толстая, с увлечением начав заниматься живописью, скопировала этот портрет. Копия оказалась удачной и свидетельствует о несомненном художественном даровании жены Л. Н. Толстого.

Ведущий:

Во время сеансов, а их было девятнадцать, Крамской с Толстым много говорили и спорили об искусстве. В пись­ме к Репину художник назвал Толстого одним из самых удивительных людей, каких ему доводилось встречать: «Я провел с ним несколько дней и, признаюсь, был все время в возбужденном состоянии».

Общение с Крамским оставило большой след у писате­ля, работавшего в то время над романом «Анна Карени­на». Современники указывали па несомненное духовное родство художника Михайлова в этом романе с И. Н. Крамским. Описывая работу Михайлова над портре­том Анны, Толстой высказал свои мысли об искусстве портрета. Писатель считал, что портрет должен передавать не только внешнее сходство, но и внутреннюю духовную жизнь человека. Образ Толстого, созданный Крамским, полностью отвечает этому требованию.
Ведущий:

Крамской создал поразительный по идейно-художественной глубине портрет великого писателя. Это первый и лучший портрет Льва Николаевича. Образ Толстого-мыслителя, великого гуманиста, носителя высоких нравственных идеалов, страстного борца с общественной несправедливостью, ни одному из художников, писавших впоследствии Л. Н. Толстого, не удалось выразить с такой изумительной, впечатляющей силой и глубиной. Каждый, кто хоть раз видел портрет, по себе знает огромную силу его воздействия.

Ведущий:

На портрете Толстой изображен непринужденно сидящим в кресле со сложенными на коленях руками. Пристальный и проницательный взгляд его небольших серых глаз, глубоко посаженных под густыми нависающими бровями, устремлен в душу зрителя, властно притягивает к себе. Крамской сумел передать поразительно живой, полный огромного внутреннего напряжения взгляд Толстого. Великий писатель — как лермонтовский «вечный судия», и при этом человек из плоти и крови. С изумительным мастерством Крамской раскрыл многогранность и сложность личности одного из величайших гениев русского народа. Талант Крамского как художника-психолога проявился в портрете во всю мощь. Крамской был бесконечно увлечен Толстым-человеком и художником. Художник сумел выявить ту цельность характера Толстого, которая поражала его при встречах с писателем. Черты личности Толстого, на которые в портрете обращено основное внимание, — ясный глубокий ум, беспредельная правдивость, моральная сила, активность и целеустремленность — выражают идеал народного понимания прекрасного. Близость Толстого к народу раскрывается Крамским и через характеристику его ярко национального облика. Скуластое лицо, широкий нос, окладистая борода придают ему сходство с простым деревенским мужиком. Но при всей кажущейся простоте его внешности Толстой у Крамского «очень своеобразный барин» (слова Репина). Даже сшитая на манер крестьянской блузы рубаха выглядит на нем изящно и элегантно. Крамской далек от того, чтобы идеализировать Толстого. В нем угадывается человек с трудным и тяжелым характером. Но не это главное в портрете. Прежде всего, Крамской стремился раскрыть в Толстом те высокие качества, которые делают его образ дорогим и близким. Толстой в понимании Крамского — глубоко положительный образ передового русского человека, правдоискателя и выразителя народных интересов. Плавный величественный силуэт фигуры, свободно и красиво ниспадающие складки широкой блузы придают портретируемому особую значимость и благородство. Играя важную роль в композиции портрета, они не отвлекают внимания от основного — лица писателя. Как немногим другим, Крамскому удалось выявить в портретируемом человеке самые характерные, наиболее присущие ему свойства личности, проникнуть в сокровенные тайники жизни человеческого ума и сердца, воспеть самые прекрасные и возвышенные человеческие качества.

Ведущий:

С холста глядит в упор прозорливо и испытующе мудрец. Взгляд его таит необыкновенную силу, ко­торую воспринимаешь почти физически. Кажется, он прони­кает в самую душу, видит все тайны ее. Ты начинаешь понимать, почему Толстому подвластны были все темы. Он философ, мудрец, но не оторванный от жизни, а хорошо знающий нуж­ды и чаяния своего народа.

Художнику удалось передать мощь этой одаренной нату­ры. Просто, без внешних эффектов, Крамской смог увидеть и донести до зрителей главную черту Толстого писателя и чело­века: его скромность и внимание к окружающему миру.

В портрете нет ничего «графского». А к этому всю жизнь стремился Толстой. Он был не барином, а великим тружени­ком. Это сумел понять художник.

Ведущий:

Портрет Толстого в исполнении Крамского является клас­сическим, так как он передает не столько внешнее сходство писателя, сколько его характер, философские взгляды и ми­ровоззрение. Благодаря художнику, мы можем понять, каким челове­ком был «великий старец».

Крамской открыл дорогу к Толстому другим художни­кам, которые стремились запечатлеть своего великого со­временника. Со многими из них Толстой был связан тесной дружбой. В 1882 году в хамовнический дом писателя приехал художник Н. Н. Ге. Вспоминая об этой встрече, Ге писал: «В 1882 г. случайно попалось мне слово писате­ля  Л. Н. Толстого о «переписи» в Москве… Как искра вос­пламеняет горючее, так это меня всего зажгло… Я еду в Москву обнять этого великого человека и работать ему».

Ведущий:

В 1884 году Ге пишет в Хамовниках портрет Л. Н. Тол­стого. С. А. Толстая сообщила об этом своей сестре: — Приехал в Москву живописец Ге, пишет сам для себя портрет Левочки.

В конце 1930-х годов яснополянский музей приобрел у близкой знакомой семьи Толстых С. А. Стахович портрет Л.Н. Толстого работы Н. Н. Ге. Оригинал был написан художником в 1884 году в московском доме Толстых и тогда же попал в Третьяковскую галерею. Позже, по просьбе друзей Л. Н. Толстого, Н. Н. Ге сделал несколько авторских повторений этого портрета. Одно из них, 1891 года, находится в Ясной Поляне. Творчество художника оказалось созвучным новым настроениям  Л. Н. Толстого. После первой их встречи в Москве, они стали большими друзьями. В 1880-е годы завершился перелом в мировоззрении Толстого, несомненно, подготовленный всей его жизнью. В своем программном произведении «Исповедь», опубликованном в 1881 году, Толстой твердо заявил о переходе на сторону «простого трудового народа — того, который делает жизнь».  Толстой стал выразителем идеи «крестьянской демократии». Такого нового Толстого, «включающего необъятно-огромный мир идей и образов», Толстого — учителя жизни мы видим на портрете работы Ге. «По сходству и выражению лица, несмотря на опу­щенные глаза, этот портрет, — как считал старший сын Толстого Сергей Львович, — лучший из всех портретов Льва Толстого».

Ге создал портрет-биографию Толстого, передав «все, что есть самого драгоценного в этом удивительном чело­веке».

 

 

Ведущий:

С совершенно иным типом портрета, который можно определить как «портрет-характер», знакомит нас И. Е. Ре­пин. Он оставил нам десятки изображений                        Л. Н. Толстого, раскрывающих все многообразие облика писателя.

Знакомство Толстого с Репиным состоялось в 1880 году в Москве. Писатель сам пришел в мастерскую художника. В своих воспоминаниях «Далекое и близкое»                И. Е. Репин подробно описал первую встречу с Толстым, их частые прогулки по Москве.

«По бесконечным бульварам Москвы мы заходили очень далеко, совсем не замечая расстояний: Лев Нико­лаевич так увлекательно и так много говорил. Его страст­ные, и в высшей степени радикальные рассуждения взбу­дораживали меня до того, что я не мог после спать, голова шла кругом от его беспощадных приговоров отжившим формам жизни.

Тридцать лет дружбы связывают Толстого с Репиным. Художник отмечал глубокое понимание живописи Толстым: «В моей мастерской, стоя иногда перед начатой картиной, он поражал меня совершенно неожиданными и необыкновенными замечаниями о самой сути дела, осве­щая вдруг мою затею новым светом, прибавляя животре­пещущие детали в главных жестах, и картина чудесно оживлялась».

Ведущий:

Репин создал более семидесяти изображений писателя. Для него Толстой — «колоссальный, неисчерпаемый сю­жет, благородный по богатству». Первый портрет Льва Николаевича художник сделал через семь лет после их знакомства, посетив Ясную Поля­ну в 1887 году. Тогда он писал два портрета    Л. Н. Толсто­го — один за письменным столом в кабинете, другой — в кресле. Первый портрет был подарен Репиным семье писателя.

Во втором портрете, как отмечала С. А. Толстая, «ост­рые, небольшие серые глаза Льва Николаевича написаны так поразительно верно, как ни на каком другом портрете Толстого — того же Репина или других художников».

В тот же приезд Репин сделал ряд набросков, зарисо­вок с натуры для знаменитой картины «Толстой на паш­не», которая теперь находится в Третьяковской галерее.

Репин очень хорошо изучил лицо Толстого. Он писал из Ясной Поляны: «Для меня каждая формочка его лица так дорога, интересна и знакома. Знаете, после его всякое другое лицо скучно и нелюбопытно».

Ведущий:

Художник еще несколько раз приезжал в Ясную Поля­ну. В 1891 году он написал еще несколько портретов Тол­стого: «Толстой за работой», «Толстой в саду» и вылепил скульптурный бюст писателя.

Илья Репин так охарактеризовал свое отношение к великому русскому писателю: «Лев Николаевич Толстой как грандиозная личность обладает поразительным свойством создавать в окружающих людях свое особое настроение. Где бы он ни появился, тотчас выступает во всеоружии нравственный мир человека, и нет более места никаким низменным житейским интересам. Для меня духовная атмосфера Льва Николаевича всегда была обуревающей, захватывающей. При нем, как загипнотизированный, я мог только подчиняться его воле. В его присутствии всякое положение, высказанное им, казалось мне бесспорным»

Ведущий:

Последний прижизненный портрет писателя, выпол­ненный Репиным,— «Толстой в розовом кресле». Над ним художник работал в большом зале яснополянского дома. Там до сих пор стоит старинное вольтеровское кресло, обитое розовым шелком. Когда-то оно принадлежало деду Толстого по матери, князю Н. С. Волконскому. Писатель любил слушать музыку, сидя в этом кресле. Художнику очень хорошо удалось передать чувство волнения, которое вызывала музыка в Толстом. «Люблю музыку больше всех других искусств, — говорил писатель, — мне всего тяжелее было бы расстаться с ней, с теми чувствами, которые она во мне вызывает». Музыкальные произведения Шопена, Моцарта, Бетховена, народные мелодии, часто исполняв­шиеся известными музыкантами в яснополянском и хамовническом домах, производили на Толстого сильное впечатление, часто трогая его до слез.

Ведущий:

Своеобразна трактовка образа Толстого художником Л. О. Пастернаком. Многочисленные его зарисовки, порт­реты писателя, составляют как бы изобразительную ле­топись жизни Толстого. По мнению самого художника, это — «пластически выраженные воспоминания о нем» (писателе).

Пастернак неоднократно бывал в Ясной Поляне, в Ха­мовниках, видел Толстого за работой, во время отдыха, с друзьями, близкими и бережно фиксировал свои впечат­ления в работах «Толстой и Ге», «Толстой в кругу семьи», «Толстой за чтением у лампы» и других.

Ведущий:

Одна из известных работ Л. О. Пастернака — «Толстой в кругу семьи». История создания ее необычна. В 1901 го­ду Люксембургский музей заказал пяти русским худож­никам, в том числе Пастернаку, написать по картине из русской жизни. «Как самый интересный русский сюжет. — вспоминал Л. О. Пастернак, — я избрал Толстого в семей­ном кругу». Фигура Толстого, оказавшегося в тени, пора­жает своей сосредоточенностью, самоуглубленностью и некоторой отрешенностью от житейского, преходящего. «Этот групповой портрет, — отмечал академик И. Э. Гра­барь, — знакомит нас с обстановкой, в которой жил и трудился великий писатель. Сильное впечатление произ­водит фигура самого Толстого. Его выразительный про­филь и характерный затылок отлично дополняют толстов­скую иконографию даже после портретов Крамского, Репина, Ге».

Ведущий:

Одним из самых интересных портретов является портрет Л.Н. Толстого кисти Нестерова. «Труды и дни» Нестерова в Ясной Поляне легко восстановить по запискам добросовестнейшего ее летописца – Д.П.Маковицкого:

«24 июня. Многолюдно. Л.Н. усталый и возбужденный. М. В. Нестеров начал писать его портрет за шахматами на крокете (Л.Н. не позировал ему (Д.П. Маковицкий хочет сказать, что Нестеров писал Толстого, не принуждая его становиться в позу, нужную для портрета).
25 июня… После обеда Л.Н. хотел позировать М. В. Нестерову, играя в шахматы, но пришел молодой человек, с которым Л.Н. говорил довольно долго, повел в дом и дал много книжек. Потом сел играть в шахматы…

26 июня… Сегодня М.В. Нестеров был доволен писанием портрета Л. Н-ча (в профиль). Вчера был совсем не уверен, удастся ли; сегодня же он у него «схвачен», и писание, по его словам, очень подвинулось. Хотя М.В. Нестеров и живет в доме, но его как если бы и не было: он человек тихий, мало говорит, но если его расшевелить, рассуждает очень интересно…

27 июня. Сегодня М. В. Нестеров писал вид у большого пруда, там, где 50-летние елки, посаженные Л. Н-чем. За ними через улицу избы и вид в поле. По его словам, это характерный уголок в усадьбах Центральной России.

28 июня… После обеда Л.Н. стоя позировал Нестерову. Одет был в светло-синюю фланелевую блузу…

Ведущий:

30 июня Михаил Васильевич писал из Ясной Поляны другу:
«Я уже вторую неделю работаю над портретом Льва Николаевича. Выходит неплохо, находят сходство и даже некоторые – большое… Пишу на воздухе. Позирует Лев Николаевич, сидя за шахматами с Чертковым; позирует плохо, все время развлекается, то говоря с кем-нибудь, то поучая ребят, то просто засмотрится на воробьев… В фоне будет пруд и часть еловой аллеи, им лет пятьдесят тому назад посаженной.   Вообще же он сразу согласился на мое предложение, а теперь даже настаивает, чтобы я довел до конца».
Это было особым знаком расположения Толстого к Нестерову.
«Отношение ко мне прекрасное, – свидетельствует Нестеров, – и мой «прием» быть тем, что я есть, только избавил обе стороны от ненужной осторожности в мнениях».
Портрет писался возле террасы яснополянского дома.
Ведущий:

В воспоминаниях Б.Н. Демчинского, посетившего Ясную Поляну как раз в эпоху писания портрета, сохранилась зарисовка Нестерова, пишущего портрет Толстого:    «Я подъезжаю к балкону барского дома. Перед балконом – площадка. На ней в неподвижной позе стоит Толстой, позируя художнику Нестерову, который кладет краски на холст широкими мазками и, очевидно, спешит, стараясь полнее использовать свет догорающего вечера…

В сопровождении одного из друзей Толстого я пошел бродить по Ясной Поляне. Когда мы вернулись к дому, вечер совсем погасал. Нестеров так же размашисто клал краски на холст, а Толстой стоял в одной из типичных своих поз – руки назад, в руках палка».   Портрет Толстого был написан Нестеровым в течение одной недели (23–30 июня).
«Портрет мой нравился, – писал художник четверть века спустя, – хотя Лев Николаевич и говорил, что он любит себя видеть более боевым. Для меня же, для моей картины Толстой нужен был сосредоточенный, самоуглубленный».   Сам художник до конца жизни продолжал утверждать: «Это большой этюд, а не портрет».
Ведущий:

Но это, конечно, портрет, хотя Толстой на нем не тот Толстой, каким он сам привык себя видеть на портретах Крамского, Ге, Репина. У Крамского Толстой в синей блузе, только что оторвался от писания «Анны Карениной»; он чуть-чуть нахмурился даже, что вместо того, чтобы писать, ему приходится позировать; кажется, у него пальцы в непросохших чернилах. Ге написал Толстого за письменным столом, за работой над статьёй  «В чем моя вера». Репин писал Толстого в разные годы по-разному, но все его портреты подходят под его же определение Толстого: «Грозные нависшие брови, пронзительные глаза – это несомненный властелин», – и все эти разные портреты Толстого, столь неравноценные в художественном отношении, внушены Репину одним чувством — преклонением перед великим писателем.

Ведущий:

У Нестерова, наоборот, «голова» не «шла кругом» от взглядов и речей Толстого, и не этот Толстой бурной проповеди, захвативший Репина, как и не Толстой-писатель, отдающийся своему труду (Крамской, Ге), захватывал собою Нестерова. Его потому и влекло в Ясную Поляну, что с Толстым-писателем он был уже знаком у Крамского и Ге, Толстого-проповедника и борца он уже много раз видел у Репина, а вот Толстого, углубившегося в свою сокровенную думу, всматривающегося в свою душу в тихом окружении яснополянской природы, с детства до старости ему милой и родной, – такого Толстого, без пера в руке и без учащего слова на языке, Нестеров не знал, не видел и такого-то именно и хотел видеть и знать.    Такого Толстого Нестеров  и написал на портрете.
Ведущий:

До Нестерова, никто не писал Толстого на фоне яснополянского пруда и еловой аллеи. На портрете Нестерова он один с самим собой, но не одинок, потому что с ним природа, любимая им с детства. Он стоит, погруженный в себя, но любуясь ею и через нее общаясь с вселенной. Догорает закат. Вот-вот старик окинет прощальным взором все привычное, дорогое, природное, что перед его взором, и уйдет в свою комнату, раскроет дневник и, может быть, перечтет то, что писал полвека назад, летом, в той же Ясной Поляне:    «Смотришь на закат солнца в июле, а потом на зелень. Она голубовата переливами, как будто под дымкой. В самый жар воробьи лениво, однообразно перепрыгивают и чирикают под застрехой амбара.    Вечером сидишь на балконе, стрижи делают круги над домом, иногда один отделяется и, как пуля, звуком пролетает над головой…  Ночью после дождя иду по саду домой. Все тихо, за аллеей яблоко падает на мокрые листья. В ущерб месяца месячная заря имеет характер волшебный. От дождя пол балкона темно-серый, зелень выставленных цветов темная».
Ведущий:

Портрет Толстого в 1913 году был приобретен Третьяковской галереей. Теперь он хранится в Толстовском музее.

Там, в окружении многих других изображений Толстого, стало ясно, как богат нестеровский портрет внутренней правдой и как просто и волнующе передает он красоту личности «нового и большого человека», каким сам Толстой был для Нестерова.

Портреты Льва Николаевича Толстого, выполненные замечательнейшими мастерами живописи, графики, скульптуры помогают нам постигнуть неповторимость личности «самого сложного человека XIX столетия» — как назвал его А. М. Горький.

Версия для слабовидящих

Социальные сети

Вконтакте   Instagram

Библиотека нового поколения

Правовой интернет-навигатор

Пушкинская карта

Твой труд приблизил час Победы…

9 мая

9 мая

Портал государственных услуг Российской Федерации

Госуслуги

Памятные даты военной истории России

Статистика посещений

Яндекс.Метрика